Алексей Широпаев (shiropaev) wrote in zalesskaya_rus,
Алексей Широпаев
shiropaev
zalesskaya_rus

Троцкий и Жуков

Поэт и историк Владимир Карпец недавно написал статью «Советская номенклатура: несостоявшаяся инициация».

Суть ее проста: державник Сталин ликвидировал ленинских «безродных космополитов» и заменил их новым элитным слоем: русскими выдвиженцами, преимущественно деревенского происхождения. Они-то и стали становым хребтом «московского тяглового строя» новой, советской генерации.

Однако после смерти Сталина, державшего свою номенклатуру в постоянном страхе, выдвиженцы оборзели и обуржуазились. Кончилось это перестройкой и конвертацией власти в собственность.

Точкой отсчета сталинского переворота Карпец называет 1924 год – год ленинского призыва в партию. Именно тогда, образно говоря, на смену коллективному Троцкому попер коллективный Жуков. И если первому была нужна мировая революция, то второму – «социализм в отдельно взятой стране», по Карпецу – новый вариант формулы «православие, самодержавие, народность».

Собственно, в самой этой схеме нет ничего неожиданного. Обычная патриотическая историософия. Мне интереснее другое: лучше ли Жуков, чем Троцкий?

Для патриотов, понятно, тут вопроса нет. Можно ли выбирать между еврейским интеллигентишкой и настоящим русаком от сохи?

Да я и не выбираю. Просто сопоставляю знаковых представителей двух элит.

И тот, и другой командовали красной армией, правда, в разное время. Причем методы командования у обоих были одинаковы: нещадные расстрелы, репрессии, нагнетание животного страха. Но Троцкий хотя бы оратор был сильный, писатель опять же, стилист, а Жуков кроме матершины никакого литературного языка так и не освоил. В отличие от «жыда», этот крутой почвенник сам писать книги так и не выучился.

Да, и тот, и другой – палачи. Но вот понятие «хам» к Троцкому все же неприменимо. А Жуков – и палач, и хам. Хам не бытовой, а бытийный, онтологический.

И тот, и другой свою «живую силу» не жалели. Но вряд ли Троцкий бросал красноармейцев на минные поля, и уж точно не проводил армейские учения в условиях применения атомного оружия. Тут «жыду» до русского патриота, выходца из гущи народа ох как далеко. Впору частушки сочинять: «Куда там Троцкому до полигона Тоцкого…»

Оба изо всех сил рвались под красным знаменем на запад. Еврея Троцкого вовремя остановили под Варшавой, а русский Жуков преуспел больше: отхватил-таки для лагеря социализма пол-Европы.

Кстати, забавно: и того, и другого сравнивали с Георгием Победоносцем. Есть советский плакат 1918 года: Троцкий с пятиконечной звездой вместо нимба, на коне, поражает копьем змия контрреволюции (как видим, большевики изначально апеллировали к «московско-тягловым» архетипам). И Жукова патриотическая общественность также величает «Святым Георгием», это общеизвестно. Как любит повторять Владимир Карпец, бывают странные сближенья…

Но главное сходство – отношение к народу как к мусору. Однако заметим, что для Троцкого этот народ все же своим не был. А Жуков вышел из этого народа, чем всю жизнь кичился. И, тем не менее, относился к нему также как и Троцкий, если не хуже.

Теперь о «буржуазном перерождении». Да не было никакого перерождения, потому что перерождаться было в принципе нечему – ни в ленинской элите, ни в сталинской. И первая, и вторая были вполне себе «буржуазны». Ильич, например, обожал пожить в буржуазной Европе, потягивая вкусное пивко. Ни в чем себе не отказывал, благо, что партийные средства позволяли. «Пожить» товарищи умели и после захвата власти в России. Скажем, для жен Луначарского и Каменева в голодные времена военного коммунизма в Кремле оборудовали кондитерскую, где элитный пекарь изготавливал для этих красных бабешек пирожные. Кроме того, жена Луначарского регулярно получала из Европы модные обновы. Да и самого Троцкого трудно назвать аскетом – разъезжал по фронтам в супер-комфортабельном поезде, включавшем в себя царский вагон-гараж с 5-ю автомобилями и вагон-рефрижератор, набитый дефицитной по тем временам снедью.

Что же касается Жукова, то этот стойкий кадр обуржуазился еще при жизни Сталина, когда после победы над Гитлером вагонами гнал из оккупированной Германии всевозможное добро. И не он один, разумеется. Столь же яркими представителями сталинской элиты были и боевые товарищи «маршала победы»– генерал-мародеры Телегин, Серов, Крюков… У последнего была жена – дюже голосистая Лидия Русланова, тоже «из народа», любительница дорогих картин и бриллиантов в большом количестве (лучше ли эта "русачка" жены Каменева?). Виктор Суворов называет ее просто скупщицей краденого. Желание «пожить» у хамов, пусть и элитных, в крови. Тут уж и товарищу Сталину пришлось вмешаться: понял он, что опьяневшая от «великой победы» элита стремительно превращается в неуправляемую банду воров. Щелкнул кнутом, привел зарвавшихся сатрапов в чувство…

Кто же из них хуже: Троцкий или Жуков? По мне – Жуков и ему подобные выдвиженцы. Именно потому, что как бы «свои», «из народа»; именно потому, что с подачи велеречивых патриотических идеологов именуются «русской партией в КПСС», тогда как ничем по существу от «интернационалистов» не отличаются. Однако если троцкие открыто презирали и ненавидели русских, то жуковы, это хамское отребье нашего народа, научились прикрывать свою антирусскую деятельность апелляциями к «патриотизму», «национальным чувствам» и даже православию сергианского розлива. Что, разумеется, гораздо омерзительней откровенной русофобии.

Кстати, начинали жуковы как холуи троцких. Ну типа Шарикова при Швондере. Причем, кровавые холуи. Начало карьеры «маршала победы» - участие в подавлении Тамбовского народного восстания. По существу, это было не подавление, а геноцид. Так вот калужский мужик Жуков под корень изводил мужиков тамбовских, причем очень старался. По мне, Георгий Константинович гораздо гаже «космополитов» из ленинского ЦК, руководивших стратегией тамбовского геноцида.

Как там предсказывал мудрый профессор Преображенский: Шариков сожрет Швондера. Вот и вся суть смены советских элит. А патриотические идеологи нам настойчиво предлагают «судьбоносный» выбор между Швондером и Шариковым. В пользу последнего, разумеется. И при этом горько сожалеют, что, дескать, Шариков не прошел-таки «инициацию».

Шариков – и «инициация». Мда, очень смешно, учитывая быдловатую рожу Полиграфыча (да и Константиныча)…

А всего делов-то: Шариков отобрал у Швондера кнут азиатского способа правления. Но кнут, оказавшись в руках Шарикова, остался кнутом. Россия всегда (в большей или меньшей степени) оставалась Ордой – что при царях, что при «жыдах-комиссарах», что при Сталине. И вся патриотическая идеология сводится к выяснению, кто лучше: цари или Сталин («жыды», понятно, заведомо не рассматриваются). Это называется дискуссией между белыми и красными патриотами, на которой умышленно зациклили современное русское самосознание.

Активной – да, можно сказать элитной – части русских действительно предстоит инициация - национал-демократическая. Суть ее – в решительном осмыслении антирусской природы России. Это инициация западническая, европейская, органично включающая в себя и позитивно-расовую, и прогрессистско-демократическую составляющие. Она предполагает упразднение азиатской, по своей сути, «исторической России», упразднение Империи с ее вечным централизмом, бюрократией и презрением к реальным русским интересам. Эта инициация предполагает волю к новой родине (или родинам), к новой истории. Эта инициация уже совершается, что видно из наличия целого ряда русских регионалистских проектов, в частности проекта «Республика Залесская Русь».

И наша инициация состоится.

Tags: история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments