?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


БОРЬБА ЗА КАЗАКИЮ

Красная Москва завершила дело царей, тотально включив казаков в Евразийский Проект. Истребив половину казачьего населения лишь на Дону (миллион из двух миллионов донцов), большевистский Кремль в течение 20-30 г.г. активно искоренял уклад, самосознание и «новгородский дух» казаков, стремясь превратить их в типовых советских колхозников. Разумеется, в 1941 году казачество не упустило историческую возможность вырваться из имперского Проекта и, по образцу казачьих республик ХVIVП в.в., создать на землях от Дона до Урала свое государство — Казакию. Наступление «знамени Одина» пробудило на Дону генетическую память не только о Новгородской земле, с которой значительную часть донцов связывали старинные этно-культурные узы, но также о германо-готской эпохе и даже о еще более глубокой индоевропейской древности. Ведь по мнению некоторых исследователей, именно донская земля была местом обитания асов (азов) и ванов — героев скандинавского эпоса. Отголосок тех далеких времен слышится в названии города Азова и даже в слове «кАЗак».

«Уже в годы Второй мировой войны, немецкие ученые, занимавшиеся раскопками в Крыму на территории бывшего Ост-Готского королевства, пришли к выводу, что русские казаки и есть потомки тех самых готов, от которых ведет свое происхождение вся европейская знать…», - пишет один из современных исследователей. Несколько лет назад знаменитый этнограф и археолог Тур Хейердал, проводивший научные изыскания на Дону, установил, что именно Донская земля является прародиной викингов.

Однако вернемся в более близкие времена. Описывая антисоветские настроения населения СССР в годы Войны, казачья писательница Е. Польская отмечает: «Особо следует сказать о казачестве и близких к нему социальных слоях. Донское, Терское, Кубанское особенно враждебно было строю, сломавшему и поругавшему его вековые устои. Раскулачивание, голод, при котором вымирали станицы (у казаков выбирали все съедобное, даже семечки и жмыхи). Это были наиболее стойкие и бескомпромиссные противники той системы, которую с легкой руки Запада обобщенно именуют "большевизмом"» («Это мы, Господи, пред Тобою», Невинномысск, 1995).

«Разгромленные и обессиленные, казаки двадцать лет ждали помощи со стороны... И вот в 1942 г. оказалось, что никакое насилие не смогло убить дух противодействия коммунизму... Германцев, наступавших на Кавказ, с радостью встретили почти все казаки. Они тут же приступили к формированию своих воинских частей, выступивших в рядах противников СССР. В Германской армии появились казачьи полки и батальоны, со временем выросшие в дивизии и корпуса» («Казачий словарь-справочник», США, 1966).

«Казачество особенно живо воспринимает идеи национал-социализма. Причины этого — в истории казачества», — декларировал в те годы журнал «На казачьем посту», несколько упрощая. Разумеется, дело было не в национал-социализме как таковом, а прежде всего в извечном стремлении казаков к свободе и независимости.

Инициатором создания крупных казачьих формирований был германский полковник Гельмут фон Паннвиц, которого казаки любовно называли батькой. Его горячо поддержал генерал Петр Краснов, убежденный германофил, еще в 1918-19 г.г. возглавлявший антибольшевистское сопротивление Дона. Краснов стал начальником Главного казачьего управления. «Его призыв стать в ряды возрождающихся казачьих полков, под знамена армии, сулящей освобождение, встретили с воодушевлением донцы, кубанцы, терцы и все старые эмигранты» («Казачий словарь-справочник»).

В 1943 году была сформирована Первая казачья дивизия, командиром которой стал произведенный в генералы фон Паннвиц (в 1945-м, он, как военнослужащий вермахта, не подлежал выдаче Совдепу по Ялтинским соглашениям; однако фон Паннвиц добровольно разделил участь своих казаков и в спецэшелоне поехал с ними в СССР, где и был повешен в 1947 году на Лубянке вместе с Красновым и другими атаманами). В дальнейшем дивизия была развернута в 15-й Кавалерийский казачий корпус СС, который вел активную антипартизанскую борьбу в Югославии (где действовал совместно с немцами и хорватскими усташами), а также в Италии. Казачьи полки сражались и на Восточном фронте.

Кроме того, Главный штаб СС создал казачий резерв под командованием известного героя белой борьбы генерала Андрея Шкуро. Генерал выпустил смелое обращение к казакам, в котором, в частности, говорилось: «Я, облеченный высоким доверием государственного руководителя СС, громко призываю вас всех, казаки, к оружию и объявляю всеобщий казачий сполох...» («Неотвратимое возмездие», М., 1979).

Нельзя не упомянуть, что еще осенью 1941 года бывший майор РККА Иван Кононов, казак по роду, перешедший на сторону немцев вместе со своим полком, начал формировать антисоветскую казачью добровольческую часть, вскоре отличившуюся своей весьма высокой боеспособностью. В 1943 году часть Кононова была преобразована в 5-й Донской казачий полк и переброшена с Восточного фронта на Балканы для борьбы с титовскими партизанами. В 1944-м Кононов был награжден Железными крестами 1-го и 2-го класса, Рыцарским крестом Хорватской республики и произведен в полковники вермахта, а в апреле 1945-го – в генерал-майоры Комитета освобождения народов России (КОНР). В 1967 году Кононов, проживавший в Австралии, погиб в загадочной автомобильной катастрофе…

Яркой фигурой казачьего сопротивления был также Тимофей Доманов, дравшйся с Совдепом еще в годы гражданской войны. После прихода немцев Доманов, при их полной поддержке, немедленно приступил к формированию антисоветских казачьих частей на Северном Кавказе, на Дону и в Запорожье. В 1943 году он со своими казаками сражался против наступавших советских армад, попал в окружение и героически пробивался из кольца вместе с германскими товарищами по оружию, за что и получил Железный крест. Вторым крестом Доманов был награжден за активные действия против красных лесных бандитов в Белоруссии. В январе 1947 года Доманов разделил участь Краснова, Шкуро, фон Паннвица и других атаманов, казненных в застенках Лубянки.

Идеологию освободительного казачьего движения емко сформулировал Краснов в речи на курсах пропаганды в Потсдаме (1944): «…Москва всегда была врагом казаков, давила их и эксплуатировала. Теперь настал час, когда мы, казаки, можем создать свою независимую от Москвы жизнь». Желая резко выделить казачество из евразийско-совковой массы, Краснов даже противопоставлял казаков русским («Вы не русские, вы – казаки!»), тогда как именно казаки-то и выступали в качестве носителей истинно-русских, европейско-демократических, традиций. Имперская Москва никогда не являлась исторической представительницей русскости — напротив, она всегда подавляла русских и подлинную русскость. Традиционно антиказачья московская политика вызвана как раз тем, что евразийский Кремль безошибочно угадывал в казаках ненавистное ему начало: Русь.

10 декабря 1943 года германское правительство обнародовало декларацию, подписанную Кейтелем и Розенбергом (текст подготовил Краснов). В ней, в частности, говорилось: «Казаки! Казачьи войска никогда не признавали власти большевиков. Старшие войска, Донское, Кубанское (бывшее Запорожское), Терское и Уральское (бывшее Яицкое), жили в давние времена своей государственной жизнью и не были подвластны Московскому государству. Вольные, не знавшие рабства и крепостного труда вы, казаки, закалили себя в боях. Когда большевизм поработил Россию, вы с 1917 года по 1921-й боролись за свою самостоятельность с врагом, во много раз превосходящим вас числом, материальными средствами и техникой. Вы были побеждены, но не сломлены... Когда доблестная Германская армия подошла к вашим рубежам, вы явились к ней не как пленные, но как верные соратники. Вы с семьями, всем народом, ушли с германскими войсками, связали свою судьбу с ними, предпочитая все ужасы войны, биваки и зимнюю стужу, кочевую жизнь — рабству под большевизмом. Все, кто только мог сражаться, взялись за оружие. Второй год вы сражаетесь плечо к плечу, стремя к стремени с германскими войсками… Германская армия нашла в вас честных и верных союзников!..» («Казачий словарь-справочник»).

Е. Польская вспоминает, что «с отступившими немцами ушли тысячи и тысячи советских подданных... Казаки же уходили сплошь... И пока сын был у Доватора (советский кавалерийский генерал — А.Ш.), отец, зачастую уже побывавший как раскулаченный в Сибири, погружал семью в бричку и катил на Запад за отступавшими немцами, в "хвосте" которых все более накапливались силы для новой гражданской войны… Следует заметить, что и сын-комсомолец-доваторец, узнав о формировании антисоветских казачьих частей, при первой возможности (часто это был плен) ускользал от защиты социалистического отечества и искал на Западе, нет ли там его батьки или братана…».

«Кубань и Ставрополье — "русская Вандея" — уходили за немцами добровольно. Десятки сотен бричек заскрипели по степям в направлении Украины, Белоруссии и по указанию немцев спустились в Италию. Это был великий и последний в истории казачества "Отступ"», - констатирует Е. Польская.

Империя жестоко отомстила казакам за их очередное восстание. Согласно Ялтинским соглашениям, красновцы, при содействии западных союзников Сталина, были брошены в лагерное чрево Евразии. Это произошло 1 июня 1945 года в австрийском городе Лиенце, на глазах Е. Польской. Она рассказывает: «Программа сопротивления (выдаче — А.Ш.) была несложна и наивна. Всем без исключения... следовало образовать вокруг аналоев с иконами, вокруг священников, начавших молебен о спасении, плотный массив и противостоять даже выстрелам, драться с англичанами врукопашную, поднимая им навстречу иконы и детей. Почему-то у простых людей была вера: молящихся нас не посмеют взять насилием. Мы все еще были в иллюзии "свободного мира", в котором религия уважаема... Взяли с собой еду и пеленки — сопротивление мыслилось долгим. Религиозный экстаз был велик. Всю ночь священники исповедовали желающих».

На рассвете, 1 июня, «с началом молебна многотысячная толпа опустилась на колени... В середине безмерной толпы блистал лес хоругвей. Женщины, дети и штатские были в середине. Их окружал массив безоружных солдат, строем прибывших "из полков". Они готовы были принять первый удар насилия». К тому времени атаман Краснов и высшие казачьи офицеры были уже схвачены.

Казаков окружили танками и их, поющих молитвы, стали зверски избивать солдаты в английской форме. Не желая сдаваться на расправу «родине», люди в отчаянии кончали с собой. «На моих глазах бросился с моста целый комок сплетшихся тел, вспоминает Е. Польская. – Это семья, опутав вожжами себя и детей, бросилась в реку.

А за рекой не менее ужасное. Там опушка зеленого массива, спускавшегося с горных склонов. “Какие странные узловатые деревья”, - подумала я при беглом взгляде: стволы были точно двойные, неровные будто. Но, присмотревшись, оледенела: это были повесившиеся на ветвях люди, висевшие параллельно стволам, кто-то еще корчился. Вешались на вожжах…».

Е. Польская свидетельствует: «Не знаю, как для власовцев, но для казаков из Италии и Балкан к акту репатриации были привлечены еврейские интернациональные антифашистские части, где были собраны евреи из многих стран, в том числе и советской, о чем свидетельствовала неоднократно слышанная мною русская речь среди облаченных в английское хаки солдат. Для этих частей акт репатриации людей, "сотрудничавших с фашизмом", был актом, прежде всего, возмездия. Отсюда такая жестокость (азиатская жестокость! — А.Ш.) репатриации из Австрии, бескомпромиссность ее… Отсюда и зверства солдат в хаки... Иегова собрал тогда хорошую жатву и, мстительный, довольно потирал руки. А наша религиозно-фанатическая демонстрация, очевидно, только усугубила ожесточение одетых в хаки "англичан"». По словам Е. Польской, вечером 1 июня жители Лиенца отказывались обслуживать британских солдат в ресторанчиках и магазинах, объясняя им: «Вы стреляли в крест!»…
<input ... ><input ... ><input ... ><input ... ><input ... ><input ... > </div>