Category: политика

Суздальская республика

Текст Юрия Фатенко  ( kadet33 ),  который в 1998 году баллотировался в ЗС Владимирской области с программой образования "Суздальской республики" путём объединения Владимирской и Ивановской областей:

Освободимся изнутри?

После публикации проекта «Основных положений Конституционного права Суздальской Республики (столица г. Суздаль)» как правопреемницы Владимирской и Ивановской областей – решения, принимаемого на основании волеизъявления граждан, выраженного на референдумах, мне во время встреч с избирателями часто задают вопрос: какова технология объединения? Для чего и какими могут быть последствия объединения двух областей в один субъект Федерации? Чтобы ответить на эти вопросы, придётся затронуть некоторые аспекты вышеозначенной программы. Я, в частности, коснусь исторического.

Становление Российской государственности и связанные с этим процессом наиболее знаковые реформы (Петровские, Столыпинские) не только не достигали изначально декларируемых задач – задач «во благо» подданных государства, но напротив, усугубляли проблему, которую они по замыслу должны были разрешить – пробуждение гражданского самосознания. Советские реформы, а я, кстати, не делю историю России на «дооктябрьский» и «послеоктябрьский» периоды, явились наследниками и последователями своего прошлого, в котором идеология государственного абсолютизма вскармливалась рабской, потребительской психологией.

Вот и нынешний экономический кризис – вершина айсберга. В основании этой глыбы, конечно же, российский менталитет, который «ни умом не понять», «ни аршином общим не измерить». Политика где-то посередине.
Но разве можно, растопив вершину, добраться до её середины? Мартышкин труд.

Ни хрущёвская оттепель, ни горбачёвская весна, ни ельцинский порыв не освободили и не могли освободить нас от нашей собственной иждивенческой психологии – психологии внутренней несвободы. Как там, у классика: нельзя освободить снаружи более, чем ты освобождён изнутри.

Не развеяв все эти якобы судьбоносные мифы, являющиеся на самом деле магистральной прямой российской истории, мы мифологизируем настоящее, пребываем в виртуальной реальности «демократического государства», которое усилиями государства, в принципе построить и невозможно. Демократия – это состояние, которое либо есть, либо его нет. Демократия -
это ежедневный, а не от выборов к выборам, экзамен на гражданскую зрелость. Демократия – уровень отношения государства и гражданского общества: сообщающихся между собой сосудов. Чем больше государства, тем меньше гражданского общества. И наоборот. Их функциональные задачи отличны друг от друга. Устранить разнонаправленность этих векторов, установить пропорции, способствующие эволюционному развитию России, под силу только открытому гражданскому обществу и, бесспорно, институтам государства. В противном случае идеи демократического правового государства останутся благими пожеланиями.
Россия больна державностью. Державностью её не излечить.

Я не буду подробно останавливаться на противоречиях действующей Конституции – алгоритме, предопределяющем распад правового поля, на котором только и может быть конкурентоспособная экономика и открытое гражданское общество. Ранее, в прошлом году, мною об этом много было сказано и в «Призыве», и в еженедельнике «Семь слонов».
Повторюсь лишь в выводах. Без приведения в соответствие с основами конституционного строя (принцип разделения властей) содержания глав и статей действующей Конституции, без структурирования государства субъектами Федерации с равными возможностями, а они неравноправны изначально по статусу, критерии которого к тому же и не определены Основным Законом, никакая экономическая программа и команда хоть «семи пядей во лбу» не решат последствий кризиса политического, в свою очередь обусловленного кризисом нравственности, двойной морали ответственности «верхов» и «низов».

Ослабить давление государства на общество и экономику, сделать его политику прозрачной, а решения аппарата подконтрольными – задача комплексных инициатив снизу. Инициатива объединения двух областей - выход на иной политический уровень, статус Республики преследует именно эти цели. Аппетиты государства в принципе невозможно ограничить сверху, о чём свидетельствует и наше прошлое.

Полагаю, что к статусу «Республика» необходимо подтянуть все субъекты Российской Федерации, не препятствуя, где в этом на местах есть необходимость, их укрупнению. Кстати, согласно 1 статьи Конституции «Россия – государство с республиканской формой правления».

Ю.Фатенко.
кандидат в депутаты ЗС области по округу №11 (Суздальский район).

2 декабря 1998 г., «Суздальская новь».
http://forum.wec.ru/index.php?showtopic=41574&view=findpost&p=533000

Европейский сепаратизм: Падания

Регионалистский сепаратизм Франции, Испании, Великобритании носит ярко выраженную национальную окраску. Все сепаратисты вышеназванных стран считают своим родным язык, отличный от государственного, а себя – людьми совершенно другой национальности, нежели государствообразующая. Совсем не так дело обстоит в Италии – отличия между жителями различных регионов этой страны незначительны, разница в языке не выходит за рамки местных диалектов, и этнически все они являются итальянцами. Но несмотря на это, взаимоотношения жителей Севера и Юга являются напряжёнными. Более того, речь идёт даже не о насмешках над выговором и привычками друг друга – регионалисты итальянского Севера требуют отделения от остальной части Италии.

padania История Италии складывалась так, что единое государство на Апеннинах было создано лишь в середине XIX века, в результате Войн за Рисорджименто (Объединение – ит.). Итальянское королевство было провозглашено 17 марта 1861 года, но вплоть до вступления в Рим итальянских войск в 1870 году, на полуострове одновременно находилось несколько государств. Один из виднейших борцов за объединение Италии граф ди Кавур после завершения Рисорджименто говорил: «Италию мы создали, пора создавать итальянца». Это было правдивым высказыванием: центр объединения приходился на северную часть Италии – королевство Сардинии и Пьемонта, которое в ходе кампаний 1848-49 и 1859-60 годов объединило значительную часть итальянского севера (за исключением области Венето, остававшейся под властью Австро-Венгрии).

Вступив в 1870 году в Рим, и присоединив последнее независимое апеннинское государство, король Витторио Эммануэле II стал правителем государства, жители которого по-прежнему считали себя сицилийцами, неаполитанцами, ломбардцами, тосканцами, но никак не итальянцами. Идеями Рисорджименто были пропитаны лишь жители Пьемонта, на плечи которых и легла основная тяжесть боёв с австрийской армией. Будучи более патриотичным, Север был и более экономически развитым регионом: промышленность Милана или Турина превосходила оную всего Королевства Обеих Сицилий.

 

Collapse )

Assembly of European Regions - Ассамблея Европейских Регионов

Предисловие к "Декларации по регионализму в Европе"

Полностью Декларация здесь

Сайт Ассамблеи Европейских Регионов


   Ассамблея Европейских регионов стремится к признанию регионализма не только в Европейском Союзе, но и за его пределами. В то время, когда в Европе происходит усиление роли Европейского Союза, роль регионов в процессе унификации приобретает особо важное значение. Постепенно на первый план выходят такие вопросы, как распределение ответственности и сотрудничество между различными политическими уровнями. Важнейшим принципом определения роли любого участника становятся вопросы структурной подчиненности. Сегодня в Европейском Союзе и за его пределами наблюдается сильное стремление к регионализму. Оно поддерживается уверенностью, что полномочия Европейского Союза, Государств-членов и регионов являются взаимодополняющими.

   Регионы, федеративные государства и автономные образования в первую очередь являются оплотами и поддержкой демократии; они способствуют развитию разнообразия культур в Европе, являются основными участниками социально-экономического развития. Вот почему именно они должны принять на себя ответственность в политической области, где они обладают конкурентоспособностью, а также ответственность в области экономики (занятости) культуры, охраны окружающей среды, регионального планирования, научных разработок и т.д.

   Декларация по регионализму, принятая Ассамблеей Регионов Европы, представляет собой надежное руководство для регионов по пути расширения и укрепления их полномочий. Этот документ содержит нормы и стандарты, сущность направления и основных положений. И вместе с тем, это не устав, который устанавливает минимум требований, необходимых для признания региона. В богатом разнообразии регионов АРЕ представлено большое количество моделей и структур, которые определяют пути регионального развития. Декларация по регионализму устанавливает направления, в рамках которых развиваются регионы, члены АРЕ. Таким образом, они способствуют реализации цели Ассамблеи, которая характеризуется усилением регионального развития.

   Этой Декларацией АРЕ хочет показать, к чему стремятся организация и ее члены, которые могут обогатить и укрепить АРЕ. Именно поэтому Декларация распространялась и обсуждалась как в самой АРЕ, так и за ее пределами. Как бывший и нынешний президенты АРЕ, мы хотели бы способствовать дальнейшему развитию регионализма в Европе, что позволит регионам принять на себя большую ответственность в Европе и стать ближе к людям.

ХОРДИ ПУЖОЛ И CОЛЕИ
ПРЕЗИДЕНТ АССАМБЛЕИ РЕГИОНОВ ЕВРОПЫ(1992-1996), ПРЕЗИДЕНТ ПРАВИТЕЛЬСТВА KATAЛOHИИ

ЛЮК ВАН ДЕ БРАНДЕ 
ПРЕЗИДЕНТ АССАМБЛЕИ РЕГИОНОВ ЕВРОПЫ ,  МИНИСТР-ПРЕЗИДЕНТ ПРАВИТЕЛЬСТВА ФЛАНДРИИ

дырка в жопе Ленина

неизвестного проихождения заставила СМИ заговорить об идеях национал-демократии :)

По некоторым данным, "Залесский боевой летучий отряд" может быть связан с ультраправой организацией "Залесская Русь", выступающей за создание на территории центральной России мононациональной русской республики Залесье.http://lenta.ru/news/2009/04/01/ilich/

Алексей Широпаев. ЗАЛЕСЬЕ: ОБРЕТЕНИЕ РОДИНЫ

 

Седой друид затянет песню –

И отзовутся, не таясь,

Порталы синего Залесья,

Их белокаменная вязь…

                        (Из новых стихов.)

 

Чувство родины… Я хорошо помню, как и каким оно прививалось нам в советское время – с пеленок, с октябрятской звездочки, с первой пионерской линейки. В раскатистых советских песнях это чувство охватывало и льды Приполярья, и дюны «Прибалтики», и украинские степи, и минареты Бухары, и, конечно же, белые пики Кавказа – родину товарища Сталина и милых киношных грузин. Советское чувство родины было универсальным, имперским. Проще говоря, беспочвенным и безнациональным, как типовой пиджак фабрики «Большевичка».


И надо сказать, что вот такое чувство родины удалось насадить в основном среди русских – причем не столько среди всех, сколько среди русского населения «средней полосы» европейской части РФ. То есть в пространстве, исторически ставшем ядром формирования Российской империи, а после 1917-го – центром ее большевицкой реставрации. Неслучайно, что Московия – так часто называют эту территорию – по сей день представляет собой некое средоточие имперско-совкового мракобесия. Отсюда оно исходит, подобно кругам на воде, постепенно ослабевая к западу. Вот в Украине – там оно уже неизмеримо слабее; даже в Беларуси, несмотря на Луку – тоже, а уж в Балтии так и вовсе его нет, равно как и в странах Восточной Европы. Здесь же, в Московии – зона какого-то духовного «Чернобыля», русской культурно-исторической аварии. Здесь правят чекисты и незыблемо стоят памятники Ленину, к которым правящая партия возлагает венки. Здесь по-прежнему власовцев считают врагами, а русское прочно ассоциируется с советским и имперским. Тут мистически царят Иван Грозный и Сталин, а свобода и собственность почти не ценятся и почти не уважаются.   

 

Collapse )